Сигнал сверху, или Диалог с премьером

2 Июля 2010

Источник: Журнал «Коммерческий транспорт», №7'2010

Сигнал сверху, или Диалог с премьером (PDF, 113.65 КБ)

Дабы ввести читателей в курс дела, сообщим, что означенному мероприятию единороссов предшествовала широко освещавшаяся в СМИ инспекционная поездка Владимира Путина за рулем Лады Калины по федеральной трассе Москва — Владивосток на участке Чита — Хабаровск. К слову, премьер уже бывал в здешних местах, правда, прилетал сюда на вертолете, и было это в 2004 году, когда он находился в ранге президента. Спустя год после этого автор этих строк по служебной надобности проездом побывал на «месте посадки», которое смотрелось ласкающим взор оазисом среди щербатой, по большей части гравийной дороги. Ровнехонько укатанный асфальт, стела, аккуратные зеленые насаждения, словом, все чин чинарем, разве что надпись «здесь был Вова» отсутствовала... Речь, однако, сейчас не о степени готовности многострадальной трассы. Во время поездки премьер, понятное дело, общался с народом, в том числе и с водителями-дальнобойщиками. И вот что он сказал Сергею Когогину, предварительно поблагодарив последнего «за высокую оценку антикризисных мер правительства» по поддержке отечественного автопрома (здесь и далее мы цитируем стенограмму беседы, выложенную на официальном сайте ОАО «КамАЗ»):

В.В. Путин: Вы знаете, наверняка видели, я инспектировал завершение строительства дороги Чита – Хабаровск и на трассе встречался с дальнобойщиками. Как мог рекламировал вашу продукцию — не могу сказать, что с большим успехом. Вы знаете, во-первых, водители – они же специалисты, многие всю жизнь работают в этой сфере. Двигательная установка их смущает. И в этой связи у меня вопрос: как у вас идёт работа с вашими партнёрами, в том числе и с американскими вашими коллегами? Вы рассказывали и показывали мне первые шаги по производству двигательной установки. Первое.

И второе. Вы знаете, они меня завели в свою машину, и я зашел... Именно зашёл. Не сел, а зашёл, потому что в кабине этого автопоезда можно встать во весь рост, там есть шкафчик для одежды, два хороших спальных места, холодильник. Как ребята сказали, это машина для людей, для тех, кто пользуется этой техникой.

Понятно, почему это возникло в США: там сильные профсоюзы, которые отслеживают условия работы в этом секторе, очень большой объём перевозок именно автомобильным транспортом, десятилетиями эти требования предъявлялись и постепенно выстраивались. Вы мне показывали свою разработку по кабине. Насколько перспективные разработки КамАЗа будут удовлетворять тем требованиям, которые формирует заказчик?

С.А. Когогин: Мы свою продукцию создаём в соответствии с теми требованиями, которые существуют в Европе. США несколько отличаются от всех остальных. Такой грузовик создан, вы правы. Первое, потому что потребитель другого не покупает, а второе — дорожная сеть США рассчитана на длину автопоезда более 20 метров, там нет ограничения. У нас же наши повороты не позволяют вписываться в создание...

В.В. Путин: Стандарты другие.

С.А. Когогин: У нас европейский стандарт. Но, когда мы работаем сегодня над кабинами, наши кабины соответствуют всем требованиям ЕЭК ООН.

В новых кабинах на тягачах также можно встать, они имеют ровный пол и два полноценных спальных места. Это, конечно, не кабина американского грузовика, потому что в наших 18 м этого не сделать. Иначе мы потеряем длину автопоезда, и тогда каждый килограмм груза станет просто-напросто дороже. Но комфортные условия для водителя мы, конечно, создаём.

В.В. Путин: Понимаете, дело ведь не в каких-то стандартах, а дело в том, чего ожидает потребитель. Надо на это ориентироваться. И если вы будете говорить: «У нас всё по стандартам, причём по современным», — а потребитель, в данном случае водитель автопоезда, будет говорить: «Нет, знаете, этот стандарт, может быть, и соответствует каким-то там требованиям, но я хочу другое» — и будет покупать подержанные американские машины. Рынок есть рынок. И потребитель определяет то, что ему нужно, а не какие-то стандарты, написанные на бумажке.

С.А. Когогин: Вы абсолютно правы.

В.В. Путин: Можно, конечно, пойти по пути запретов, можно ввести определённые ограничения, но это всётаки неправильный метод регулирования. Я вас прошу обратить на это внимание. Я обещал мужикам-водителям довести до вас вот эту информацию и делаю это публично.

С.А. Когогин: Что касается завода двигателей. Вы спросили, как мы работаем с нашими партнёрами. Сегодня завод стабильно выпускает 500 двигателей в месяц, и в следующем году мы намерены выйти на 12 тыс. — проектная мощность первого этапа. Ничто не мешает это сделать. В 2012 году будем делать 25 тыс. двигателей. Завод работает.

В.В. Путин: Спасибо.

Любопытный диалог, не правда ли, особенно на фоне перипетий с вступившим недавно в силу техническим регламентом «О безопасности колесных транспортных средств». В его первоначальной редакции, которую, кстати, и визировал премьер, предлагалось, в частности, привести габаритную длину автопоезда, принятую в РФ в 20 м, к европейским стандартам, то есть к 16,5 м для сцепки с полуприцепом и 18,75 м для автопоезда с прицепом. Мера, явно направленная прежде всего на то, чтобы окончательно добить использование на российских просторах подержанных «носатых» американских тягачей (и без того задушенных ввозными пошлинами), которыми так восторгался Владимир Путин. Слава богу, в окончательной редакции регламента благодаря протестам автотранспортной общественности двадцать метров удалось отстоять.

Ну и что с того? В Швеции и Финляндии, например, в отличие от остальной Европы, разрешенная длина автопоездов на дорогах общего пользования вообще равна 25,25 м при полной массе 60 т! И в «повороты» они прекрасно «вписываются». Однако и там для подобных сцепок используют бескапотные тягачи ради максимальной экономии полезной площади и повышения эффективности перевозок. В США же действительно действуют иные стандарты, ограничивающие длину полуприцепа 16,2 м без ограничения общей длины автопоезда.

Генеральный КамАЗа и пытался донести эту мысль до премьера: дескать, начни он строить капотные тягачи (или бескапотники с увеличенными спальными отсеками) при действующих стандартах, окажется в явном проигрыше с точки зрения экономики перевозок. Понимания, судя по ответу Путина, не нашел. «Дело ведь не в каких-то стандартах, а дело в том, чего ожидает потребитель. Надо на это ориентироваться», — cказал человек, эти стандарты и утверждающий. Понятно, что премьер всей душой радеет за интересы тех же дальнобойщиков, но тогда и правила игры для всех производителей подвижного состава должны быть одинаковыми.

* * *

Сей диалог, случившийся 15 сентября нынешнего года, получил неожиданное продолжение. Впрочем, такое ли уж неожиданное, зная отечественную историю и реалии? На прошедшей недавно выставке IAA в Ганновере Борис Биллих, генеральный директор СП «Мерседес-Бенц Тракс Восток», отвечая на вопрос российских журналистов о том, какие модели грузовиков будут выпускать в Набережных Челнах, на голубом глазу ответил: Actros, Axor и... возможно, Freightliner. Интересно, сам додумался или российские коллеги подсказали? А может, и пошутил, конечно.

P.S. Да, чуть не забыл об СП «Камминз Кама». То, что завод наращивает мощности, о чем и было доложено премьеру, хорошо. Другое плохо: по требованию американской стороны (речь не о Cummins, а скорее о Госдепе США) максимальная мощность выпускаемых СП двигателей ограничена 300 л.с. Для «дальнего боя» этого явно маловато, а ведь именно этот сегмент имели в виду «мужики-водители».

Александр Солнцев