C парада в бой

3 Января 2009

До позднего вечера стартовали с центральной авеню Буэнос-Айреса участники «Дакара-2009», впервые за свою тридцатилетнюю историю покинувшего африканский континент.

Потребовалось немало времени, чтобы пропустить через подиум 217 мотогонщиков, 25 участников на квадроциклах, 177 экипажей на автомобилях и 81 на грузовиках. Но до этого все они проделали непростой, хотя и приятный путь через центр аргентинской столицы по живому коридору, образовавшемуся в результате стечения публики от закрытого парка рядом с выставочным комплексом La Rural до стартового подиума у возвышающегося над Площадью Республики El Obelisco. Вслед за 80 тысячами зрителей, посетившими за время проверок La Rural, ещё не менее полумиллиона собрались вдоль городского маршрута. Организаторы не гнались за круглыми цифрами, но общее число транспортных средств, выведенных на старт гонки после проверок, составило ровно пять сотен, на которых в 31-м по счёту «Дакаре» (или 30-м, если не считать несостоявшегося прошлогоднего) будут выступать 873 спортсмена.

Зарядившись энергией, которой должно хватить на предстоящие им 9578 км, поделенные на 14 этапов, на следующее утро участники, представляющие 49 стран, отправились на старт первого этапа «Буэнос-Айрес – Санта-Роса». Пожалуй, ещё никогда январский марафон не начинался со столь протяженного специального участка – почти 400 км очень быстрой трассы, возможно, самой быстрой в программе гонки. Это стало очень серьёзной разминкой. Тем более, что этап проходил в условиях сильной жары (в тени столбик термометра зашкаливал за отметку в 35 градусов Цельсия), и легкий ветерок никак не справлялся с густыми шлейфами пыли. А жара к середине дня зашкаливала за пределы человеческих возможностей.

То, что произошло в первый гоночный день, полностью отражает ситуацию, когда ни мастерство, ни опыт, ни риск – по сути, ничто не может изменить сложившееся положение, которым правит его Величество Случай. Хансу Стейси (MAN), стартовавшему первым после автомобильного зачёта, сразу же сел на хвост Владимир Чагин. Казалось бы, уже ничто не могло помешать лидеру камазовской команды первым, то есть с лучшим временем пересечь финиш специального участка… Но трассу заблокировали участники автомобильного зачёта, сигналы прибора оповещения об обгоне оставались без внимания, обойти на узкой дороге возможности не было и лидеры грузового зачета упёрлись в арьергард автомобильного. Все, кроме Стейси, на автомобиле которого неожиданно взорвались, почти одновременно, два передних колеса. Хотя в условиях такой жары и на таких скоростях этого можно было ожидать.

В результате, те, кто догонял лидеров, вынужденных следовать в замедленном ритме за автомобильным зачётом, получали преимущество. Лучшее время оказалось у Марселя Ван Влита (GINAF), второе – у Герарда де Роя (GINAF). Зато 3-й и 4-й результат, соответственно, у Ильгизара Мардеева и Фирдауса Кабирова. А уткнувшийся первым в пробку и первым финишировавший в зачёте грузовиков Владимир Чагин оказался с седьмым временем.

***

По ходу гонки члены команды «КАМАЗ-мастер» согласились отвечать на вопросы, поступающие от журналистов и болельщиков.

Первым взял слово руководитель команды «КАМАЗ-мастер» Семён Якубов.

Вопрос: Как перенесли спортивные грузовики длительную транспортировку морем?

Ответ: Получив машины в порту, мы убедились, что, к счастью, самые большие наши опасения не оправдались. Конечно, на протяжении целого дня команда работала с автомобилями для устранения последствий морского круиза. На первый взгляд это плавание не имело серьезных технических последствий, но, как мы и ожидали, соль и высокая влажность сказались на резьбовых соединениях. Те, кто хотя бы ориентировочно представляет себе обилие этих соединений, может представить себе и объём выполненной работы.

Вопрос: Осталось ли время на акклиматизацию?…

Ответ: Акклиматизация в связи с большой разницей во времени и климатических условиях – это один из главных вопросов, который касается всех участников, прибывших из Европы. В течение трёх дней нам во многом удалось преодолеть этот дискомфорт за счёт правильного режима и контроля продолжительности сна. При этом совершенно очевидно, что для полного восстановления перед стартом необходимо 7–10 дней. Тем не менее, на старт экипажи вышли в хорошем психологическом и физическом состоянии.

Задача первого дня, учитывая неполную адаптацию к новым условиям, отсутствие опыта латиноамериканских гонок чрезвычайно пыльные дороги, высокую температуру, была сформулирована просто: «вкатиться» в гонку, не уступить инициативу.