«Дакар-2012»: на финишной прямой!

15 Января 2012

Пресс-атташе команды «КАМАЗ-мастер» Эрик Хайруллин передаёт из города Писко (Перу):

– Направляясь в город Писко, мне пришлось провести 4 часа пути в автобусе, мы двигались по знаменитому шоссе «Панамерикана». Начинающееся на Аляске и заканчивающееся на юге Латинской Америки, оно внесено в книгу рекордов Гиннеса, как самая длинная автомобильная трасса в мире – 24140 километров! По дороге пересекаем знаменитое пустынное плато Наска, известное нам еще по передачам Юрия Сенкевича своими таинственными начертаниями, которые являются одной из самых больших загадок археологии, истории, антропологии и многих других смежных наук.

Со специальной смотровой вышки нам удается даже взглянуть на пару фигур (шоссе проложено в непосредственной близости от них). От того, что удалось увидеть чудо воочию и прикоснуться таким образом к детской мечте, становится радостно. Пейзажи, бегущие за окном автобуса, – величественные пустынные равнины, залитые солнцем горы, ущелья и попадающиеся зелёные оазисы рождают ощущение, что сегодняшний день должен сложиться удачно. Предчувствие не обманывает.

Андрей Каргинов завоёвывает свою вторую победу на этапах «Дакара». Он был лучшим на сегодняшнем 13-м этапе, опередив на 275-километровом скоростном участке ближайших преследователей почти на 20 минут, а голландца Ханса Стейси (лучшего сегодня из команды де Роя) – на 22 минуты 09 секунд.

Финиш этапа в непосредственной близости от бивуака гонки. Прибывших экипажников в плотное кольцо берут журналисты.

– Нервничал с утра?

– Скорее не нервничаешь, а в тонусе себя держишь. Мы с 1 января в этом состоянии.

– Как всё прошло сегодня?

– Мы внутренне готовились к чему-то более сложному. Рассчитывали не выиграть, а главное сохранить свои позиции, доехать в хорошем уверенном темпе, без остановок и поломок, сохранить машину. Мы столкнулись с проблемой – «накатили» Де Азаведо и долго не могли подобраться к нему из-за завесы пыли. Ничего не было видно. Долго пришлось за ним ехать. Такого феш-феша я ещё не встречал. Нагоняешь, нагоняешь, ныряешь в пыль вплоть до остановки, чтобы не рисковать. Ехали обязательно со включенными фарами, когда надо ещё и «люстру», допфары галогеновые, включаем. В кабине пыль стоит столбом, она везде, дышим ей, она скрипит на зубах, у меня ещё и на очках, приходится протирать постоянно. Удивился в один момент – когда финишировали, я вышел из машины для интервью, пытаюсь залезть обратно, смотрю кто-то в кабине. Ничего себе, думаю! Поворачивается – Люк Альфан! Сидит, смотрит машину, улыбается.

– Сегодня заметил, что было почти утро, а ты ещё не спал. Не успеваешь ведь, наверно, восстановиться?

– Я не помню во сколько лёг. Немного поспал. Ребята остались доделывать, но у нас заведено, что после любого ремонта, надо машину опробовать. Разбудили, проехал, были замечания, устраняли, потом ещё раз опробовал, чтобы все гарантированно работало.

Следующая порция вопросов руководителю команды «КАМАЗ-мастер» Семёну Якубову.

– Семен Семёнович, Артур Ардавичус он всё-таки член команды «КАМАЗ-мастер»? Как нам его называть?

– Странно, что возникает такой вопрос. Конечно, он полноценный участник нашей команды. Возьмите хотя бы машину, КАМАЗ нами подготовлен и ему отдан. У нас с ним договоренность – он проводит испытание двигателя «Камминз» в свете грядущих изменений регламента категории Т4. Возможно, с толку сбивает, то, что машина и форма его экипажа отличаются по цвету от остальных. Это потому, что у него свой спонсор. Его поддерживают серьезные люди в Астане. Он казахстанец. Цвет его машины как у казахстанского флага. Но он такой же член нашей команды, как и все остальные. На равных правах с нами. Ильгизар Мардеев, например, и сегодня, и вчера, и до этого пару дней подстраховывал его в песках, чтобы помочь ему выкарабкаться оттуда. Здесь не может быть двух мнений по этому поводу – он член нашей команды.

– Прокомментируйте, пожалуйста, скандал, связанный с тем, что ход подвесок автомобилей команды де Роя в 420 миллиметров не соответствует разрешённому регламентом соревнований – 300 миллиметров?

– Участники в категории Т4 давно не согласны с негибкостью FIA в части изменения регламента. Меняя регламент в чём-то одном, они должны последовательно провести изменения в другом. Например, разрешив сдвинуть кабину назад, они не разрешают при этом изменить арку колеса, понимая прекрасно, что при таком сдвиге кабины назад она наезжает на колесо. Мы обращались в FIA несколько раз с тем, чтобы решить этот вопрос, но пока ситуация не получила развития. В ASO более приближенные к жизни люди. Они сказали: «Давайте соберёмся». Было совещание в категории Т4, где все участники высказали согласие, что одно изменение требует другого, и мы такое изменение провели. Было сказано о том, что у «Татры» конструктивно изменяемая подвеска. Она регулируемая, пневматическая, поэтому остальные в неравных условиях. Надо для этого разрешить всем сделать регулируемую подвеску. Мы тоже нашли конструкцию, применили, и нам тоже разрешили сделать регулируемую подвеску. Вот два решения, которые выходят за рамки регламента FIA, но они предусмотрены в регламенте ASO. ASO ввело специально свою омологацию, где чётко прописано, что можно, а что нельзя. Два решения по нашим КАМАЗам в нём есть, и нам это можно.

У Де Роя в подвеске разрешены дополнительные две пружины кроме рессор, с этим тоже все согласились, и мы тоже. Теперь дальше. Капотный вариант, согласно регламента FIA, запрещён. А ASO разрешил. Мы не очень-то с этим были согласны, но в итоге согласились, считая, что это не очень большое преимущество. Вот эти разрешения сегодня работают, они записаны в омологации машин категории Т4.

Но изменение хода подвески никто не оговаривал, ни с кем это ни согласовывалось. Изменение хода подвески ведёт к резкому изменению характеристик автомобиля. Не случайно, де Рой едет быстрее, чем мы, его подвеска «глотает» неровности трассы. У него больше сохраняется машина из-за этого и, конечно же, он смог преодолеть расстояния спецучастков быстрее, чем наши машины.

Артур Ардавичус, возмущённый этим открытием, решил разобраться, мы предложили ему вместе сходить к де Рою и на эту тему переговорить. Были приняты в штыки. Попросили их продемонстрировать ход подвески. Они отказали, а потом подключили официальных представителей ASO, которые попросили скандал не затевать. Мы, собственно, и не собирались его затевать, мы просто попросили, чтобы Жерар объяснил, почему он за спиной у всех сделал изменения, которые дали ему серьёзные преимущества.

В результате мы добились, чтобы он стартовал с ходом 300 мм. И сегодняшний результат налицо. Вся команда настроила ход подвески 300 мм, и у всей команды результат налицо. Это некорректное поведение, которое ничем, кроме как желание получить преимущество, не объясняется. В феврале снова будет собрание по категории Т4, и мы намерены там этот вопрос подробно обсудить, дать оценку. Думаю, что в связи с этим результат этого «Дакара» в части первого места не совсем корректен, он мог бы быть другим.

– Почему «КАМАЗ-мастер» не подает официальный протест?

– Мы считаем, что надо выигрывать на трассе, надо выигрывать за счёт мастерства, за счёт автомобилей, за счёт спортивных качеств. Именно так. А победа, полученная с помощью бумажек и судейской коллегии, не может принести радости и удовлетворения.

– Как вы оцениваете итоги 13-го этапа «Дакара»?

– Мы довольны сегодняшним днём, всё встало на свои места. Результат, который мы считали максимально можно получить, – это одно место на подиуме. Мы его получили, более того, в первой пятёрке – три наших грузовика. Это великолепный результат, учитывая произошедшие изменения в команде. Это лишний раз показывает правильность нашего решения. Люди возмужали, особенно Андрей Каргинов, которому удалось проехать этот «Дакар» с двумя победами на этапах. Это говорит о его хороших перспективах на будущее. Не меньше верим мы и в Эдика, и в Айрата. Надо радоваться сегодняшним результатам, добытым в чрезвычайно трудных условиях. Нас преследовали серьёзные поломки, порой неожиданные для нас, какие-то были за счёт неопытности экипажей, но такие, как поломки в двигателях – очень досадные. Они не дали полностью осуществить задачу по обучению молодых пилотов.

Мы довольны, что доставили удовольствие интригой и изменениями, которые мы внесли в «Дакар», и тем, что наши болельщики остались с нами и поддерживали нас на протяжении всей гонки. Надеемся, что они, так же как и мы, довольны результатом.

Мы благодарим болельщиков за поддержку, за понимание того, что происходило. Мы очень старались, чтобы их не огорчить.