В тройке татарстанских миллиардеров

7 Июня 2005

Лишь через 15 лет после образования Открытого акционерного общества «КАМАЗ» на годовом общем собрании акционеров утвердился порядок, априори подразумевавшийся в регламентирующих документах.

Более 85 процентов имеющих право голоса зарегистрировались, что свидетельствовало: кворум есть, собрание правомочно. Журналисты, в памяти которых еще свежи скандальные выступления отдельных акционеров, недовольных невыплатой дивидендов, и плакаты на ту же тему, были даже несколько разочарованы: сугубо деловая обстановка позволила председателю собрания, генеральному директору «КАМАЗа» Сергею Когогину провести итоговое заседание 3 июня всего за 70 минут.

Правда, задавать вопросы (в письменном виде) миноритарии начали еще до открытия собрания, но генеральный директор по ходу уже привычно проводил «правовой ликбез», объясняя, почему Совет директоров принял такое-то (а не другое) решение, и в целом все (в том числе голосование по 15 вопросам, включенным в бюллетени, — тоже) прошло очень организованно. Следуя диалектике, можно предположить: коль скоро в «частном», то есть отдельно взятом акционерном обществе правовая культура все-таки возобладала, не за горами прогресс по этой части и в масштабах «общего», то есть в стране в целом. Для начала хотя бы в отрасли автомобильной промышленности.

Груз прежних долгов

Интрига, которую миноритарии заподозрили было в вопросах повестки дня по изменению порядка ведения собрания, утверждения новой редакции Устава, Положения о Совете директоров и генеральном директоре, «рассосалась» сама собой. Директор департамента правовой работы Владимир Дергачев очень доступно объяснил, что корректировка внутренних документов обусловлена либо исправлением грамматических и формально-смысловых неточностей, либо изменениями в действующем законодательстве и необходимостью приведения в соответствие с ним. Концептуальных правок не было.

Сумма убытков прошлых лет, на покрытие которых вот уже несколько лет идет чистая прибыль, еще настолько внушительна, что, казалось бы, решение Совета директоров направить в резервный фонд 41 430 669 прибыли, полученной за 2004 год, не должно вызвать никаких вопросов. Тем более, что уже в докладе гендиректор сообщил: этой суммы для выплаты дивидендов недостаточно (минимальный размер прибыли должен составлять не менее одного рубля на одну акцию, а их у «КАМАЗа» — свыше 785 миллионов штук). Однако когда Сергей Когогин еще раз вышел на трибуну для ответов, практически все они были об одном — о дивидендах. Кто-то по-прежнему недоумевал, «почему муж получил приглашение на собрание, а я нет», кто-то предлагал «все же начислить дивиденды пенсионерам-акционерам». Вдохновило аудиторию, пожалуй, известие о повышении уровня капитализации компании за последние годы: на сегодня цена одной камазовской акции составляет 52 цента. Для неработающих же камазовцев-пенсионеров в очередной раз поддержкой станет единовременная «премия» в 1300 рублей — выплаты начнутся с июля и завершатся до конца года.

Премьер-министр республики Рустам Минниханов, выполняя поручение Президента РТ, в своем выступлении дал высокую оценку работе коллектива «КАМАЗа» и топ-менеджмента компании, заявив, что «КАМАЗ» сегодня — не только градо- и бюджетообразующее предприятие, но и инновационный центр, точка роста. В три с лишним раза за последние годы нарастив свои объемы, компания приблизилась к отметке оборота в 1 миллиард долларов — наряду с «Татнефтью», «Нижнекамскнефтехимом». Премьер Татарстана обратил внимание руководства «КАМАЗа» на два вопроса, на которых акцентирует внимание республика: развитие компонентного производства на базе КИП «Мастер» и реструктуризация всех оставшихся долгов и платежей по обязательствам. (Речь шла, как позже пояснил Сергей Когогин, о сумме около 6 миллиардов рублей: задолженностях в Пенсионный фонд и обязательствах по «японскому кредиту»). По этому поводу уже есть обращение к Президенту РФ.

«Оборонка» с видом на экспорт

Практически столько же времени, сколько шло собрание, президиум уделил общению с прессой. Фрагменты этого диалога мы предлагаем читателям «ВК».

Вопрос: В связи с продажей ЗМА компании «Северсталь-Авто» не планируется ли продажа еще каких-либо непрофильных активов «КАМАЗа»?

С. Когогин:

- Что касается реструктуризации, в общем и целом наша концепция определена, с этим связана продажа завода микролитражных автомобилей компании, которая имеет готовый проект его развития. И в дальнейшем наши действия будут связаны с реализацией подобных активов «КАМАЗа», но столь масштабных сделок пока не предвидится. Кстати, в рамках этой же программы была совершена сделка по продаже корпуса ремонтного литья, где, насколько мне известно, теперь собираются заниматься изготовлением запчастей по железнодорожной тематике.

Вопрос: Почему вообще было принято решение о продаже ЗМА — ведь это было успешное предприятие?

С. Когогин:

- Наступает время, когда необходимо продавать или покупать. Нами была просчитана стратегия развития легкового автомобиля — проект «Ока-2» и покупка лицензии на выпуск иностранного автомобиля. Первый, хотя и не требовал очень серьезных средств, но был протяженным по времени. Покупка лицензии обошлась бы в 300 миллионов рублей — таких средств у «КАМАЗа» нет. «Северсталь-Авто» — одна из наиболее стабильных, хорошо организованных, эффективно работающих компаний, к тому же имеющая лицензию на производство внедорожника «Rexton» — но не имевшая для этого площадей. Переговоры велись достаточно долго. Юридически сделка оформлена. Условием при продаже было то, что текущее производство сохраняется, но есть проблемы со сбытом, поскольку ранее почти половина объемов продаж реализовывалась через социальные службы, а с 1 января этого года ситуация изменилась. Мы подсчитали: сегодня, чтобы компенсировать потери, падение продаж на рынке России по легковым автомобилям, «КАМАЗу» понадобится выпустить около тысячи грузовиков.

Вопрос: Оплачен ли госпакет ЗМА, какую сумму получил бюджет?

Р. Минниханов:

- Деньги в пути, в ближайшее время они поступят в республиканский бюджет.

С. Когогин:

- Общая сумма сделки — порядка 50 миллионов долларов, «Северсталь» ее уже озвучила. Пропорционально разделите между республикой, имевшей 25 с небольшим процентов акций, и «КАМАЗом».

Вопрос: На днях прошла информация о том, что в Казахстане будут производиться автобусы «НЕФАЗ». Сделка воспринята неоднозначно, в некоторых российских изданиях ее называют не очень успешной. Что можно сказать по этому поводу?

С. Когогин:

- То, что мы сумели сделать за полтора дня в Казахстане, — прорыв. Местная власть показала, как она будет реализовывать принятые решения. Ничего сверхъестественного не произошло. Мы идем по программе создания сборочных производств. Создание и регистрация нового СП произошли фактически в течение суток.

Вопрос: Г-н Чемезов, не могли бы вы подвести итоги деятельности «КАМАЗа» на внешнеэкономическом рынке по линии «Рособоронэкспорта»? Есть ли перспективы продвижения наших автомобилей, камазовского броневика?

С. Чемезов:

- До 2002 года у нас фактически не было сотрудничества с «КАМАЗом», продажи начались с октября, что стало началом нашей совместной плановой работы на международном рынке. В результате в 2004 году поставлено 40 машин на 1 миллион 100 тысяч долларов в Бахрейн, для министерства обороны Катара — 500 автомобилей на 20,1 миллионов долларов. В 2005 году мы начали совместную работу с Министерством обороны ЮАР, два КАМАЗа отправлены на испытания, которые проходят успешно, надеемся заключить контракт на поставку 800 машин. В перспективе могут быть контракты с Минобороны Индии, созданию сборочного производства ТАТА с узлами и агрегатами КАМАЗ, рассчитываем поставить в Йемен 500 полноприводных автомобилей, проведена презентация в Марокко (рассчитываем на контракт на 200 автомобилей), в Афганистан планируем поставить 250, в Джибути — 115 автомобилей. В Эквадоре возможна организация сервиса для ранее поставленных автомобилей. Что касается бронированных автомобилей, то без оформления паспорта мы не могли работать на внешнем рынке. Сейчас активно рекламируем бронеавтомобиль. Оформлена заявка Казахстана, надеемся, что будем поставлять автомашины в Ирак, в Бангладеш. Пока еще есть некоторые сложности, связанные с вывозом за пределы государства спецтехники, однако объемы таких поставок растут, и я, со своей стороны, буду делать все возможное, чтобы помочь «КАМАЗу» в этом вопросе.

Вопрос: Влияют ли иномарки на ситуацию на российском рынке продаж и не повлияет ли она на выполнение бизнес-плана «КАМАЗа»?

С. Когогин:

- Не могут не влиять. Мы выступили с предложениями на этот счет, но пока существенных решений не принято. Это больше правовая проблема. С принятием Закона о техническом регулировании должен был быть законодательно принят технический регламент. Этого не произошло. Мы вынуждены работать в таких условиях. Большего бесправия в автопроме, чем в России, нет ни в одной другой стране. Тот же правый руль: не так давно мы отправили два пожарных автомобиля в Танзанию. Попробовали бы продать их с левым рулем!

Вопрос: Планирует ли «КАМАЗ» оснащать часть своих автомобилей агрегатами иностранного производства?

С. Когогин:

- Они и сегодня устанавливаются. Американские двигатели «Cummins» — на 4308, на автомобили тяжелого ряда. Завершили сертификацию КАМАЗ-6520 с двигателем «Cummins» (тягач для Европы), рассчитываем, что максимум в течение двух месяцев получим одобрение типа транспортного средства. Активно ставим двигатели иностранного производства на автомобили сверхтяжелого класса — тягачи, хотя стремимся продвигать и свой, камазовский двигатель, который по своему качеству отвечает запросам нашего потребителя.

Вопрос: Не секрет, что продажу акций ЕБРР рынок воспринял однозначно — что сделка совершена в интересах «Внешторгбанка».

И. Завьялов:

- Могу лишь сказать, что она была совершена не в интересах «Внешторгбанка». «Внешторгбанк» в сделке не участвовал.

Заключительным (и несколько неожиданным для журналистов) аккордом брифинга стало подписание господами Чемезовым и Миннихановым Генерального соглашения между ФГУП «Рособоронэкспорт» и Правительством Республики Татарстан. Руководитель «РособоронэкспортаОЭ» вручил татарстанскому Премьеру программу о сотрудничестве в рамках этого документа.

Официальные итоги годового собрания акционеров будут опубликованы не позднее чем через 25 дней в «Российской газете» и «Вестях КАМАЗа». Только тогда станет известно, кто из 19 претендентов на 17 мест войдет в Совет директоров. 24 июня новый Совет проведет свое первое заседание и изберет нового Председателя. Сергей Когогин откровенно заявил, что будет голосовать за кандидатуру Виктора Христенко.