И в пустыне жизнь бьёт ключом

15 Января 2007

Не знаю, с чем можно сравнить «Дакар» по сложности организации. Думаю, среди всех спортивных состязаний, проводящихся в мире, «Дакар» стоит на третьем месте после Олимпийских игр и чемпионата мира по футболу, а по ряду проблем превосходит и их.

Попробуйте себе представить караван в 3 тысячи человек, ежедневно передвигающийся по местам, достаточно плохо приспособленным для жизни, а иногда и вовсе не приспособленным. Поэтому, помимо чисто спортивной составляющей — а она сама по себе чрезвычайно хлопотна и трудозатратна, необходимо организовать транспортировку, проживание, питание всех сопровождающих караван людей, а также обеспечить возможность журналистам круглосуточно сообщать в свои страны горячие новости с трасс. Можно по-разному относиться к французам, но в их блестящих организаторских способностях я уже не раз убеждался.

Как выглядит все это с точки зрения журналиста или менеджера команды, передвигающегося на самолете? С раннего утра с интервалом в полчаса самолеты (их больше десятка, в основном это наши АНы) начинают перевозить грузы и людей к финишу следующего этапа. Все бивуаки жестко привязаны к аэродромам, поэтому организаторы иногда бывают связаны в выборе трассы гонки — как бы она не пролегала, лиазон должен заканчиваться у аэродрома. Аэродромы очень разные — от вполне европейского в Эр-Рашидии до навеса с прохудившейся крышей, более всего напоминающий ток в глухой тамбовской деревне, в Зуерате.

Итак, в течении 4–5 часов все хозяйство перемещается на 600–800 км. К прилету людей уже развернуты все службы: пресс-центр, передвижной телецентр (он находится непосредственно в самолете), центры мобильной и спутниковой связи, компьютерный центр, столовые и т.п. Слегка перекусив, журналисты припадают к своим компьютерам и начинают готовить репортажи, пользуясь оперативной информацией с трассы, рассказами первых финишировавших, официальными коммюнике, а также слухами и сплетнями. Так, о драке португальца Соузы со своим штурманом Шульцом через час знали уже все.

Аэропорты, как правило, охраняются внешне довольно строго, но местные умудряются просачиваться на бивуак и бродят от лагеря к лагерю, предлагая купить блок «Голуаза», какие-нибудь сувениры или попросту клянча «кадо», т.е. подарок. Чисто туристических впечатлений у меня немного — за все время лишь сегодня удалось на пару часов вырваться из бивуака и посмотреть Атар и окрестности — но крайняя нищета основной массы населения видна и так. В Зуерате я немного задержался на бивуаке, где кормят пилотов и механиков, и стал свидетелем, как мавританцы после ухода европейцев стали собирать абсолютно все отходы, которые остались там — не только пищевые отходы, но и бутылки, коробки, бумагу, обрывки картона, в общем, все то, что мы засовываем в мусорные ящики. В моих словах нет ни тени осуждения или насмешки — природа здесь суровая, экономика неразвита, люди ищут любую возможность жить и выживать. Честь и хвала им за это. Для тех городков, где проходит «Дакар», приезд каравана — счастье. Люди за один день зарабатывают на месяцы жизни. Сегодня в Атар прилетело 2000 французских туристов посмотреть бивуак. Толпы французов бродят по лагерю, беспрерывно снимая все на камеры и фотоаппараты, правда, не мешая особенно работать. Так вот они оставят в городских лавках столько денег, что тысячи, а может, и десятки тысяч мавританцев смогут прожить до следующего «Дакара».

Возвращаюсь к жизни бивуака. Команды живут своей жизнью, довольно изолированно, но не в силу нелюдимости, а в силу крайней занятости. В целом же отношения вполне доброжелательны. Об участии, проявленном к нашей команде в связи с аварией экипажа Чагина, мы уже писали. До сих пор постоянно подходят самые разные люди и спрашивают о здоровье ребят. Вчера наш бивуак навестил посол России в Мавритании г-н Рогов. Вчера же, ближе к вечеру, приехала еще группа россиян из Нуакшота — геологи и нефтяники, которые преодолели 500 км для того, чтобы пожелать «КАМАЗу» удачи.

Сегодня Сергей Решетников сварил казан доброго плова, и его хватило не только на всю команду, но и на всех россиян, живущих с нами в одном лагере — джиперов и телевизионщиков. Сейчас у нас гостят Л. Новицкий, А. Беркут, О. Тюпенкин, К. Жильцов, которые активно обсуждают с нашими ребятами перипетии гонки. Регулярно заходит Л. Майоров — самый авторитетный автомобильный журналист России. Он, кстати, считает, что у «КАМАЗ-мастера» есть шанс отыграть у Стейси эти два часа на ближайших трех этапах. Потом сделать это будет уже нереально. Впрочем, это общее мнение.

Солнце клонится к вечеру. Темнеет здесь мгновенно. Завтра один из самых трудных этапов «Атар-Тишит». Он сложен не только своей протяженностью (почти 600 км, четверть из которых — песок), но и тем, что после этапа экипажи будут лишены возможности получить помощь техничек. Технички напрямую уходят в Нему. А Э. Николаеву и Э. Куприянову завтра предстоит бессонная ночь.